«

»

О любви и обладании

Недавно в выходные мы посмотрели с детьми французский фильм «Лисенок и девочка» (Le renard et l’enfant). Удивительно красивые съемки леса во все времена суток и года, птиц и животных в их повседневной жизни по законам леса, рыжеволосой, похожей на лисенка, девочки — чуткой, внимательной, любознательной. И история дружбы человека и дикого животного. Наверно, «Лисенка и девочку» хорошо смотреть на большом экране, в оригинальном звучании, с субтитрами.

Полтора часа длится на экране трогательная история 10-тилетней девочки Лилу, познающей мир природы, лесных животных и отношений между живыми существами. Лилу живет рядом с лесом, видит его из окна своей комнаты, слышит его шумы и звуки, ездит через лес в школу и домой на велосипеде, гуляет в нем… У нее нет братьев и сестер, друзей, по всей видимости, тоже. И одинокая, чуткая ко всему живому и прекрасному душа пытается подружиться с лисенком, приручить его.

 

 

Жизненная история длится год, начинаясь осенью и ею же завершаясь. За это время отношения девочки и животного проходят много этапов: от интереса с одной стороны, страха и недоверия — с другой, любопытства, привыкания, дружбы… «Мне нравилось ждать ее, искать ее,- скажет выросшая Лилу своему маленькому сыну.- Она была непредсказуема». Ради дружбы лиса забывает даже о своих лисятах, а Лилу — об опасностях, подстерегающих человека в лесу, особенно ночью.  Но дружба заканчивается, когда девочка завязывает на шее лисички Титу платок и на привязи, как домашнее животное, ведет в свой дом.

Честно говоря, я не ожидала от этого детского фильма никаких трагических сцен, поэтому не «проинспектировала»  его заранее, а сразу же решила смотреть со своими детьми семи и шести лет.  Даня и Аня начали плакать, когда в первой части фильма — весной — умерла, съев отравленную приманку, одна из лисиц. А когда в самом конце пострадала сама Титу, горю их не было предела, оба рыдали навзрыд. Думаю, что в реальности дружба Лилу и Титу действительно закончилась бы трагически — в тот момент, когда девочка уходит, оставляя в лесу бездыханную окровавленную лисичку. Но никакое детское сердечко не выдержит такого исхода — в фильме Титу приходит в себя, встречается с девочкой и их взгляды выражают все оттенки чувств, на которые способны человек и прирученное животное.

— Я поняла, что она не сможет жить на привязи. Понимаешь? — говорит выросшая Лилу своему сыну. — Я не различала любовь и обладание. Пока ты не понимаешь этих слов…

Еще несколько дней спустя Даня и Аня продолжали говорить об этой истории, задавали вопросы, рисовали сцены из фильма. Признаться, мне больше нравятся книги и фильмы, которые не только развлекают и веселят моих детей, но помогают задуматься, переживать, что-то обсуждать и даже плакать. Я думаю, что слезы сопереживания и сочувствия размягчают детские сердца, растапливают эгоизм и равнодушие. Они проживут свои жизни счастливее, если прийдут к пониманию главного закона любви и дружбы — «Любовь не ищет своего».  К сожалению, много взрослых людей испытывают неудовлетворение от жизни и человеческих отношений, потому что считают любовь и обладание синонимами. Надеюсь, этот и подобный ему фильмы и книги посеят зерна понимания в сердца моих сына и дочери. Зерна, которые уже начинают давать всходы и которые прорастут, когда придет их время дружить, любить и отпускать на свободу (особенно своих выросших детей!).

И еще мне вспомнилась книга французского священника и писателя Мишеля Куаста «Дневник Анн-Мари» (Michel Quoist «Donner ou le Journal d’Anne-Marie»), те ее части, в которых главная героиня и ее старшая подруга обсуждают, что же такое настоящая дружба и любовь:

«Дружить — это вовсе не значит просто испытывать к другу нежность. Некоторым девочкам может показаться, что они любят своих подруг, а на самом деле любят они лишь собственные чувства. И эти «чувствительные дружбы» тянут за собой длинный, ненужный хвост ссор и уныния, ревности и обид. Ведь они основаны на эгоизме, а эгоизмом невозможно делиться». «… Во французском языке глагол «любить» употребляется для всего — чтобы сказать: «Я люблю варенье»  и «Я люблю своего жениха». В других языках для этого есть разные слова. Так вот, когда я говорю: «Я люблю варенье», — это неправда, потому что я хочу его съесть, то есть уничтожить. Любя варенье, мы на самом деле любим самих себя, потому что варенье доставляет нам удовольствие. По-настоящему любить кого-то — значит, наоборот, не использовать его для собственного удовольствия, а забывать о себе ради него». «Не нужно путать чувствительность с дружбой или любовью, любить — значит не вцепляться в кого-то для собственного удовольствия, а отдавать себя другому, обогащать его. Ложную любовь я называю «любовь-варенье», а настоящую — «любовь-подарок». А у психологов для того же самого существуют понятия «любви-плена» и «любви-жертвы»». «Мы мечтаем о дружбе, потому что чувствуем себя одинокими и хотим любви.»

Наверное, Лилу чувствовала себя очень одинокой, поэтому надеялась получить и подарить свою дружбу, привязанность и любовь хотя бы животному. Но « Думаешь, лисы знают, что такое любовь?»- с сомнением спрашивает взрослая Лилу.