«

»

Из жизни перепёлок

Еще весной мы обещали детям завести курочек. Говорили, что сделаем это после летних каникул. Но уже и осенние каникулы были на подходе, а птичек все нету.

— Мама, ну когда мы получим куриц? Вы говорили — после лета…

И вот мы твердо решили не откладывать это важное дело ещё на неопределенное время. В неделю детских осенних каникул папа взял 3 выходных дня, специально для постройки клетки. Мы съездили в гости к нашим знакомым из храма, посмотреть как живут их курочки и перенять опыт. Побывали на сельскохозяйственной выставке, купили энциклопедию куриц на голландском языке, обзавелись контактами среди местных фермеров, разводящих  и продающих кур. И поглощали информацию в интернете.

Курочек мы хотели завести по нескольким важным причинам. Во-первых, это, конечно же, яйца. Всегда свежие, максимально питательные. Во-вторых, уход и забота о птичках будет интересна и полезна нашим детям. В-третьих, за курочками просто очень приятно наблюдать. Ну и в-четвёртых, может, дети перестанут просить собаку?

Главное, мы хотели бы, чтобы наши птички жили в вольготных условиях — в уличном вольере с деревьями и травой, в котором бы стоял маленький домик, где курицы могли укрываться от непогоды и нести яйца. А это означало, к сожалению, что маленькая полянка в нашем крошечном (по российским меркам) садике должна уменьшиться наполовину. Ну что же, придётся ею пожертвовать. Папа уже нарисовал план и рассчитал количество и стоимость материалов для постройки ограды и крыши, купил материалы для домика и принялся с детьми к строительству.

И вот тут, в самом процессе строительства, планы наши изменились. Мы решили звавести не курочек, а перепёлок!

Во-первых, яйца перепёлок полезней. Во-вторых, перепёлок можно держать в сарае и не придётся делить сад.

Папа срочно внёс коррективы в чертежи и у нас получилась большая клетка с сетчатым полом и выдвигающейся нижней частью, с которой можно будет легко счищать птичий помёт… Купили поилку и кормушку для птиц, лампу для обогрева, ведь перепёлки гораздо теплолюбивее куриц и температура в помещени должна быть не ниже 16 градусов.

В прошлую субботу, сразу после всех детских кружков, мы поехали в Роттердам за японскими перепелами. Куры и перепёлки, как известно, несутся без самцов, поэтому мы планировали купить 6 птичек. И так как мы не собирались разводить перепелов, то и самцы нам ни к чему. Но в Голландии при покупке 3-х девочек мальчика дают бесплатно. Так что в результате мы получили 8 перепёлок. Одна из них была изрядно пощипана на загривке, но хозяин сказал, что всё нормально, такое часто случается, если дама очень популярна среди кавалеров, и что пёрышки отрастут. Мы посадили птичек на бумагу в большую пластиковую коробку с прозрачными стеночками, потому что, вероятно, ехать целый час в картонной коробке им будет темно и страшно. А ещё я подумала, что коробка на поворотах будет болтаться по багажнику и птичкам это тоже не понравится, так что лучше её взять в салон. Довольная, я водрузила бесценный груз себе на колени и всю дорогу держала приоткрытой крышку коробки, чтоб им было чем дышать.

Сквозь прозрачные стеночки было очень хорошо видно 8 пёстреньких птичек, которые сидели, прижавшись друг ко другу. Дети с задних сидений постоянно ёрзали, вытягивали шеи, стараясь разглядеть птичек, и все мы улыбались!

— Яйцо! — закричала я, увидев маленькое яичко с коричневыми пятнышками.

— Ура! Заработало! — обрадывались мы хором голосом кота Матроскина. Мне пришлось пару раз высоко поднять коробку, чтобы сзади все дети смогли сквозь прозрачную стеночку разглядеть наше первое перепелиное яичко.

Вот мы и дома. Надо скорее поместить птиц в клетку и ехать за кормом. Но всем так не терпится ими полюбоваться, погладить и даже подержать в руках! Папа взял одну перепёлку.

— Я тоже хочу! И мне! Можно мне! — заговорили все сразу. Птичку начали передавать из рук в руки, она выпорхнула, а еще из коробки подлетела другая… В общем, птички порхали по гостиной, пёрышки летали, дети смеялись… И всё бы ничего, но был вечер субботы, а значит до закрытия магазинов оставались минуты…

Мы второпях пустили птичек в клетку, поставили им воду и поехали в торговый центр. И вот тут оказалось, что зоомагазин уже закрыт и откроется только в понедельник, а в обычном супермаркете корма для птиц не было. И мы начали размышлять, чем же кормить нашу живность:

— Ну а что перепёлки едят в природе? Ведь им же никто ничего не перемалывает. У них нет специальных смесей. Мне кажется, что овсяные хлопья вполне подойдут. И крупа, и хлебные крошки… Наверняка, и траву. и листья от цветной капусты они тоже едят…

В результате долгих блужданий среди продуктовых полок, мы купили смесь для варки пшеничной каши, кунжутные и подсолнечные семечки (ага, по 2 евро за 100 г), ржаные хлебцы. Овсянка и кукурузная крупа дома были. Намешав всего сразу, мы, наконец-то, дали птичкам поесть. Как же они набросились на еду! И как же это нас обрадовало — по крайней мере, до понедельника дотянут, не умрут голодной смертью.

Встав вокруг клетки, мы смотрели на них, затаив дыхание. Дети хорошо поняли, что возле птичек нельзя шуметь и делать резких движений — иначе перестанут нестись. Сначала перепёлки все казались одинаковыми, но понаблюдав, можно было уже найти различия между ними.

— О! Я отличаю уже 4-х перепёлок, — сказала я. Есть самая беленькая, потом — беленькая общипанная с небольшими светло-коричневыми кончиками на пёрышках и беленькая с коричневыми кончиками. А из сереньких у одной белая грудка! А вот 3 последние серенькие для меня на одно лицо. Давайте назовёт самую беленькую Белоснежкой?

— Нет, — Дане не понравилось моё предложение. — Мы же не знаем, кто из них мальчик, а кто девочка. А то может получиться, как с кроликами в «Мадикен».

В книжке про Мадикен Астрид Линдгрен, которую мы совсем недавно прочли, у мальчика Аббе жили два кролика, которым Аббе дал имена до того, как понял кто есть кто:

— Вот только, понимаешь ли, какая вышла закавыка! — говорит Аббе. — Крольчата будут не у Мамани, а у Папани. Ты расскажи это своему папе, пускай об этом напишут в газете. У меня и заголовок готов: «Чудо природы у Аббе Нильссона».

Мадикен спрашивает, не ошибся ли он, когда давал кроликам имена, и не лучше ли будет их переменить — Папаню назвать Маманей, а Маманю — Папаней. Но Аббе и слышать не хочет о таком предложении.

— Уж как назвал, так назвал! Что бы ты сказала, если бы твой папаня взял да и переменил твое имя на Карла-Фредерика?

Мадикен соглашается, что в этом бы не было ничего хорошего.

Теперь можно и нам наконец-то подумать о хлебе насущном. И я отправилась готовить ужить, а папа остался наблюдать за нашими питомцами. И вот тогда он и понял, что моя Белоснежка — это и вправду не девочка, а очень даже мальчик и как хорошо, что мы не успели дать ему это имя. И еще заметил, что одна из птичек постоянно цепляется лапкой за решётку, потому что к одному из пальчиков (?) прилип и засох большой кусок помёта, который и мешает ей ходить. Ну что же, нужно помочь бедной птичке!

Папа срочно позвал меня в сарай. И пока он держал птичку, я пыталась очистить её лапку. Но не тут-то было — всё было склеено мёртвой хваткой. Теперь птичку держала я, а муж пытался ее очистить. Но и его сил не хватило. Пришлось бежать в дом за плоскогубцами, чтобы ими по кусочкам отделять прилипший помёт.

— Ну что ты, маленькая, потерпи, сейчас папа придёт и тебе поможет. И всё будет хорошо, — шептала я ей.

И вот на кухне у меня жарится и булькает ужин, голодные дети, которым вообще-то уже нужно готовиться ко сну, сидят перед телевизором, что-то жуют и во что-то играют. А мы с мужем в сарае чистим лапку перепёлки! В общем, как говорится, не было у бабы хлопот, купила баба порося… Но если вы думаете, что мы бы обрадовались, избавившись от наших птичек, то глубоко ошибаетесь! Раньше нас было 5, а сейчас 13!

Совсем поздно, почти в полночь, мы снова наведались в сарай. В клетке лежало яйцо! Яйцо, снесённое в их новом домике. Но оно было гораздо меньше первого. Ну конечно, решили мы — стресс, перемена еды, условий жизни… Вот и яйцо поменьше.

На следующее утро в клетке было еще 2 яйца, но раза в полтора меньше первого. А днём еще одно. То есть за первые сутки мы получили 5 яиц.

Вечером мы были свидетелями того, как белый перепел трепал общипанную самочку, клюя её за тонкую голую шейку. Моё сердце не могло этого вынести.

— Давай отгородим её от других, пусть оклемается, отдохнёт, пёрышки отрастут.

— Но ведь в природе это так и бывает, такая у них жизнь, — возражал мне муж.

— Птичку жалко… — вот и всё, что я могла сказать.

Пришлось нашему папе снова браться за инструменты. Он отгородил решёткой угол и перенёс туда перепёлку, мы поставили ей мисочки с водой и с кормом. Через час она, будто в благодарность за заботу, снесла белое яичко. Когда папа показал его, я даже подумала, что оно уже варёное и очищенное.

Утром понедельника в клетке было еще 2 яичка и мы сварили на завтрак 8 яиц!  8 первых яиц от наших собственных перепёлок!!!

Конечно же, целый день мы думали разговаривали о перепёлках. Я купила в зоомагазине корм для кур, которым кормят и перепёлок тоже. Папа — тоже корм и маленький птичий поильничек для отгороженной перепёлки. Я заметила, что она дрожит, всё же нагревательной лампы не достаточно.

На следующий день мы сняли с окна термометр и положили его в клетку. Там оказалось только на пару градусов выше, чем на улице — всего 8. Но не можем же мы перенести перепёлок в дом, иначе придётся их здесь держать чуть ли не полгода, ведь зима с морозами еще только впереди. Неужели придётся покупать обогреватель? И обогревать сарай с велосипедами? В общем, нужно что-то придумать.

А тем временем воинственный белый перепел пытался установить в клетке свои порядки — трепал самок и дрался с самцом. Однажды днём я заметила, что сидит он в уголочке один и у него закрыты оба глаза. Иногда птички, проходя мимо него, норовили клюнуть несчастного в голову или загривок. На больного он похож не был. Может, у него конъюнктивит? Этого мне еще не хватало! Папа срочно начал читать и консультироваться на фермерских форумах…

В общем, перепела просто подрались. Глаза пройдут через пару дней, но ведь он ничего не ест, потому что ничего не видит! И все его обижают. Теперь мне было жалко этого белого, некогда воинственного, а теперь такого жалкого самца.

— Ну ничего, может, он поймет, что не надо никого обижать, — сказал наш папа.

— Угу, поразмыслит своими перепелиными мозгами, примет это событие как Божье вразумление за содеянное, раскается и будет добрым, -пошутила я. — Давай его отделим на место пощипанной, а то его совсем заклюют.

— А её?

— А её обратно, его же не будет — обижать некому.

В общем, теперь в огороженном уголке сидел наш белый перепел. На следующий день его глаза были уже открытыми, но немного опухшими, он ел и приходил в себя. Но самцы всё время пытались клюнуть друг друга через решётку. И зачем мы вообще взяли самцов?

А я всё так же замечала, как иногда дрожала пощипанная перепёлочка. Пришлось снова браться за инструменты и утеплять клетку — мы обили её с трёх сторон плотным картоном и опустили пониже лампу. И в клетке потеплело — было уже 13 градусов! До рекомендованных 16-ти не дотягивает, но жить и нестись можно.

А птички наши после всех приключений приносили по 1-2 яйца в день. Мы уже начали шутя предполагать, что у нас самцов больше, чем 3. В целом за первую неделю перепёлки снесли 17 яиц. Неплохое начало!